Вибрационная медицина

Практическая биолокация и энергоинформационная медицина.

Обучение биолокации: рамки, маятник, сенсор. Минск, 21-22 января 2017
Узнать подробности

Лабиринт Иерихон

Лабиринт - «Иерихон»

Существует на удивление большое количество рукописей, в которых город Иерихон либо представлен в виде лабиринта, либо располагается в центре лабиринта. В течение приблизительно тысячи лет город ассоциировался с понятием лабиринта как в римско-католической Западной Европе и Византии, так и в иудейско-сирийских областях. На основании широкого распространения традиции лабиринта, той последовательности и настойчивости, с которой эта традиция фиксировалась, можно заключить, что ей придавалось важное значение.

Давайте начнем с анализа рисунка XII века, на котором изображен лабиринт критского типа в форме полумесяца, он сопровождается надписью: «Город Иерихон имел форму, подобную луне». Текст и изображение в своей совокупности представляют зрителю два загадочных тождества: Иерихон = луна и Иерихон = лабиринт.

Лабиринт Иерихон

Лабиринт-«Иерихон» в форме месяца

Полихромная миниатюра на пергаменте: семикольцевой критский лабиринт (диам. 13 см) с входом справа, в центре изображение цветка. Рисунок окружен латинской надписью: «Urbs Iericho Lune Fuit Assimilata Figure> («Город Иерихон имел форму, подобную луне»). Первоначально миниатюра находилась в другом месте рукописи. На это указывают следы предыдущего шва, у правого края страницы; ныне лист подшит в кодекс с противоположной стороны и в сгиб уходит левый край рисунка. Тексты кодекса не имеют отношения к этому изображению. Книжная иллюстрация регенсбургско-прюфенингской школы из сборника конца XII в., монастырь Санкт-Эммерам, Регенсбург. Мюнхен, Баварская государственная библиотека, Clin 14731, fol. 83r. Источники: Meyer. S. 278—279; Bockler. S. 64-65; Grape. S. 199-200, 202; Batschelet-Massini, 1978. Nr. 6.

Лунный город

Первое утверждение, Иерихон = луна, легко поддается объяснению. В древнееврейском языке это однокоренные слова: Иерихон (Yeriho) и луна (yareh), имеющие общий корень «yhr». Название города происходит от слова «луна», следовательно, Иерихон означает «лунный город». Данное значение впервые зафиксировано в трудах отца Церкви св. Иеронима (ок. 400 н. э.), а впоследствии было принято также средневековым энциклопедистом Исидором Севильским и Рабаном Мавром, аббатом из Фульды и архиепископом Майнца. Но какова связь между городом Иерихоном и лабиринтом?

Город-лабиринт

Изучение лабиринта-полумесяца и двух Иерихонских лабиринтов, возникших в римско-католической Западной Европе, не объясняет, как и почему Иерихон стал ассоциироваться с данным символом.

Определенные ключи, однако, можно обнаружить при изучении некоторых иудейских лабиринтов-«Иерихонов» и надписей, их сопровождающих. На этих иллюстрациях город Иерихон представлен в середине семи концентрических стен, образующих лабиринт. На иллюстрации изображен даже дом блудницы Раав, а также «алая нить», с помощью которой она помогла двум израильским лазутчикам перебраться через стену.

Лабиринт Иерихон

Иудейская Библия: Монохромный рисунок тушью и пером на пергаменте; 39x29,5 см. Согласно выходным данным, форзац (л. 1) этой книги, которая включает в себя текст второй части иудейского Ветхого Завета, был написан Иосифом из Ксантена и закончен в понедельник, 11 сивана 5024 г. (1294 н. э.). Примечательно, что лабиринт состоит не из семи, а из шести кругов (т. е. семи стен), а торцы внутренних стен оформлены в виде четырех затейливых башенок. Надпись, идущая вдоль первого круга лабиринта, гласит: «Вход в стены Иерихона, ибо он имел семь стен, как изображено на этом рисунке кругового пути». В центре еще одна надпись: «Врата над входом в город». Справа вверху изображен дом блудницы Раав в городской стене и алая веревка, по которой спустились два соглядатая (Иисус Навин. 2:15); рисунок поясняют надписи: «Дом блудницы Раав» и «веревка». Нью-Йорк, Нью-Йоркская публичная библиотека, собрание Спенсера, Hebrew MS 1, part. II, fol. 1г. Источники: Swarzenski, Schilling. S. 73—74. Nr. 68.

Лабиринт Иерихон

Армянская книга песнопений: Прямоугольный лабиринт критского типа с входом сверху; полихромная миниатюра из армянской книги песнопений, написанной и иллюстрированной ок. 1330 г. в Крыму. Лабиринт олицетворяет г. Иерихон. Справа от него изображен Христос, входящий в город вместе с Закхеем (Лука. 19:1—4). Хотя рукопись создана не ранее XIV в., она содержит более старые киликийские материалы, которые, разойдясь по Сирии, стали ассоциироваться с иудейскими и апокрифическими идеями. Любопытно, что лабиринт здесь иллюстрирует не взятие Иерихона Иисусом Навином, а другое библейское событие, связанное с тем же городом, — отрывок из Нового Завета. Представляется, что византийские миниатюристы использовали лабиринт как символ Иерихона, возможно даже, как символ города вообще. Вероятно, миниатюру из космографии аль-Казвини, где лабиринт олицетворяет Константинополь, можно рассматривать как арабскую интерпретацию той же идеи. Вена, Мхитаристская конгрегация, cod. 242, fol. 169г. Источники: Buschhausen, 1976. S. 23ff (41); Buschhausen, 1981. Nr. 17 (S. 105).

Лабиринт Иерихон

Библия Фархи: Иерихон в лабиринте Страничная миниатюра из знаменитой Библии Фархи (иудейского Ветхого Завета), которую, согласно выходным сведениям, написал в 1366—1382 гг. в Испании или Провансе Элияшу бен Авраам бен Беневисте бен Элияшу Крескас (род. 1325). Размеры пергаментной рукописи 25,8x21 см. Иллюстратор изобразил Иерихон, окруженный семью стенами, в виде лабиринта видоизмененного критского типа, состоящего из шести кругов. Внизу изображены запертые врата. Путь к центру («нить Ариадны») выделен цветом. Стены с каменной кладкой в три ряда и выступающими башнями вызывают в памяти римские мозаичные лабиринты. Город схематически обозначен несколькими зданиями в центре лабиринта. Над рисунком видна надпись: «Здесь изображен город Иерихон, его врата охраняются, они закрыты для сынов Израилевых и заперты накрепко». Текст под лабиринтом гласит: «Вот городские врата, они ведут к центру». У начала «нити Ариадны» написаны слова «большая дорога», в центре — «Иерихон». Иерусалим,библиотека раввина Соломона Давида Сэссуна, MS 368, р. 22. Источники: Sassoon. Vol. I. No. 368. P. 6-14; Yaari; Leveen. P. 109-113. PI. 34; Vilnay. P. 35. 144. Fig. 252; Roth, Narkiss. P. 72; Grape. S. 201.

Оба эти элемента, семь стен и дом Раав, представляют собой несомненную отсылку к легендарным событиям, благодаря которым город Иерихон получил известность; израильские войска семь раз окружили город, городские стены пали, погибли все жители, город был разрушен, за исключением дома блудницы Раав. Следовательно, можно заключить, что семь кругов критского лабиринта представляют собой семь «окружении», которым подвергся город. Впоследствии же в результате ошибочного толкования стали считать, что эти окружности — семь стен, окружавших город. Но когда и где это произошло? Какие связующие звенья необходимо установить, чтобы данная гипотеза приобрела убедительность, и какие из них могут получить доказательное подтверждение? По какой причине концепция лабиринта оказалась спроецированной на город Иерихон? Эти сложные вопросы, ответы на которые так и не найдены, ожидают соответствующего анализа имеющегося материала.

Типы лабиринтов – «Иерихонов»

Существуют четыре типа лабиринтов-«Иерихонов»: греческий православный, римский католический, иудейский и сирийский. Византийские Иерихонские лабиринты имеют прямоугольную форму, относятся к критскому типу и состоят из семи окружностей. В связи с данной группой необходимо отметить старейший из всех лабиринтов-«Иерихонов», созданный между 806 и 822 годами в Абруцци.

Лабиринт Иерихон

Лабиринт-«Иерихон» Это старейший из сохранившихся манускриптов с изображением лабиринта. Пергаментный кодекс состоит преимущественно из хронографических, вычислительных и грамматических текстов. Он был написан в 806— 822 гг. в Абруццком монастыре, позднее использовался в школе монастыря Райхенау. Лабиринт критского типа изображен между вычислительной таблицей и текстом «Chronica Sancti Hieronimi» («Хроника св. Иеронима»). В нижней части страницы помещен список неблагоприятных «египетских дней» («Dies aegyptiaci»), представления о которых заимствованы из времен Римской империи. Рядом с лабиринтом помещены слова «Uruem Gericho» (т. е. «Urbem Jericho» — «Город Иерихон»), написанные с орфографическими ошибками, к тому же зачем-то в винительном падеже. Ниже изображен «соломонов узел», который мы увидим позже на портрете работы Бартоломео Венето (ок. 1510), также в соседстве с лабиринтом. Следует отметить, что это единственный случай изображения прямоугольного лабиринта в манускрипте, созданном в католической Западной Европе; возможно, перед нами результат византийского влияния. Карлсруэ, Библиотека земли. Баден-Вюртемберг, cod. aug. CCXXIX, fol. 61v Источники: Grape; Birkhan. 1976. S. 437. Anm. 107; Haubrichs, 1980. Nr. 1.

Его следует упомянуть из-за прямоугольной формы — в западной традиции это единственный пример, — а также в свете политических и культурных связей существовавших между Востоком и Западом в IX веке. У двух из трех лабиринтов имеются отверстия в верхней части, что традиционно для восточных лабиринтов-«Иерихонов», вход в которые обычно располагался вверху, в противоположность их западным аналогам. В этом также проявляется византийское влияние, характерное для самых ранних лабиринтов-«Иерихонов». Лабиринты этой категории изображают сам город Иерихон, а не окружающие его стены, как это типично для случаев иудейских лабиринтов - «Иерихонов».

В Армянской Библии сопроводительный текст — это повествование о захвате Иерихона. В Армянской книге песнопений изображен Христос, входящий в Иерихон, — это ссылка на Новый Завет. Текст, представленный в конце рукописи из Карлсруэ, не имеет к лабиринту никакого отношения.

Существует всего три лабиринта, выдержанных в западных церковных традициях, в самом раннем из которых чувствуется несомненное византийское влияние. И лишь один из них — это подвергшийся христианизации лабиринт-«Иерихон» шартрского типа, остальные же относятся к критскому типу или его разновидностям. Вольфганг Хаубрихс утверждает, что сюда же следовало бы отнести лабиринт в форме полумесяца из Мюнхена как пример удивительного, выдающегося явления73. В обоих ранних примерах лабиринт отождествляется с городом Иерихоном. В более позднем, христианском варианте «Иерихоном» названа центральная часть лабиринта, из чего можно предположить, что лабиринт должен был окружать город. После XII века на Западе не появилось ни одного нового изображения лабиринта - «Иерихона».

Лабиринт Иерихон

Лабиринт Иерихон

Иерихон в лабиринте. Лекционарий XII в. из бенедиктинского аббатства в Корби, близ Амьена. Форзац украшен изображением лабиринта шартрского типа (диам. 12,1 см). Удлиненный вход снабжен двустворчатой дверью, конструкция которой позволяет заглянуть внутрь, даже если створки закрыты. В центре лабиринта (диам. 3,2 см) надпись: «Iericho». Позднее слева вверху появились строки из Деяний апостолов (9:32—35), возможно относившиеся к рисунку. Уверенно говорить об этом трудно, поскольку цитата не была закончена. В 1611 г. монах из Корби дом Николя де Рели скопировал это изображение, обнаруженное им в библиотеке аббатства. Миниатюра из Корби, изображающая единственный известный «Иерихон» шартрского типа, напоминает более поздний церковный лабиринт в Амьене (1288 г.; ил. 254). Создатель последнего, архитектор Рено де Кормон, мог почерпнуть вдохновение из этой рукописи. Амьенский лабиринт имеет форму восьмиугольника, но в остальном он идентичен данному рисунку. Амьен, муниципальная библиотека, MS 147, fol. lr (ил. 223), MS 405, fol. 213г (ил. 224). Источники: Birkhan, 1976. S. 437; Haubrichs, 1980. Nr. 19.

Все иудейские лабиринты - «Иерихоны» имеют округлую форму, состоят из семи концентрических окружностей и представляют собой вариант лабиринта критского типа. Следовательно, в них должно быть только шесть окружностей. Но количество окружностей не имеет особого значения, тогда как действительно важным является количество стен (семь). Об этом четко говорится в сопровождающем рисунок тексте, на самом изображении стены прорисованы с особой тщательностью в стиле римских мозаик. Вполне логично, что город всегда изображается в центре, в окружении семи стен и что сам лабиринт рассматривается как «городские ворота, ведущие к центру». Вход во всех без исключения случаях расположен в нижней части. Дорожки организованы двумя способами. Лабиринты-«Иерихоны» встречаются в библиях, где иллюстрируются соответствующие отрывки Книги Иисуса Навина, а также в путеводителях для паломников по святым местам Израиля, поскольку Иерихон представлял определенный интерес в связи с необычными обстоятельствами завоевания города.

Иерихонские лабиринты сирийского происхождения менее единообразны. Вероятно, будет правильно предположить, что они являются результатом развития двух различных традиций. О раннем примере сказать можно немного, поскольку текст в значительной мере стерся. По своей структуре этот лабиринт напоминает иудейские лабиринты, состоящие из семи концентрических окружностей, и схожий характер проявляется и в расположении дорожек. Представляется также возможным, что в центре изображается город Иерихон, а это означает, что его должны окружать семь стен. Вход, расположенный в верхней части, вызывает в памяти византийские образцы. В отличие от этого, два значительно более новых изображения имеют прямоугольную форму и относятся к критскому типу из семи окружностей. У того, что лучше сохранился, вход расположен сверху, у другого входа нет вообще. В обоих примерах в центре лабиринта расположен город Иерихон. Тексты относятся к завоеванию Иерихона, а также к другому отрывку из Иисуса Навина. Появление еще одного источника, не имеющего отношения к теме (второй отрывок из Иисуса Навина), указывает, наряду с ошибками рисовальщика, а также с тем, что данную иллюстрацию бессмысленно поместили в книгу по сирийской грамматике, что традиция лабиринта начинает отмирать.

Семь стен Иерихона

Проводя анализ четырех типов лабиринта, я обращаю внимание на то, как изображен город Иерихон — в центре лабиринта или в виде самого лабиринта. В данном контексте необходимо определить, к чему конкретно относится наименование «лабиринт» — к городу Иерихону или к окружающим его стенам. При ближайшем рассмотрении всех лабиринтов, представленных в данном разделе, можно заметить, что все христианские лабиринты-«Иерихоны», выполненные как в западной, так и в восточной традиции, представляют собой город Иерихон, а все иллюстрации иудейского происхождения представляют город Иерихон как центр лабиринта, тогда как сам лабиринт — это семь опоясывающих город стен. Отсюда вытекают два вопроса. Откуда у города Иерихона появились семь концентрических стен? Возможно ли, что эти стены являются символом того, что город был семь раз окружен израильской армией? На последний вопрос и рисунки, и надписи дают очевидно отрицательный ответ. И более ясное представление о значимости стен можно получить, группу лабиринтов-«Иерихонов», в которой соединены черты двух других групп.

В обоих более поздних сирийских примерах город Иерихон помещен в центре лабиринта критского типа, он обведен семью окружностями и, следовательно, у него восемь стен. Несмотря на это, в надписи на иллюстрации говорится о семи стенах. Семь стен упоминаются также и в Армянской Библии, относящейся к 1634 году, где на самом деле изображены восемь стен или, скорее, семь окружностей лабиринта критского типа. Данные расхождения, без сомнения, являются свидетельством двух накладывающихся друг на друга традиций; семь окружностей лабиринта отображают визуальную традицию лабиринта, а семь городских стен выражают собой вербальную традицию. Источник противоречия лежит, вероятно, в библейской истории о том. как израильтяне семь раз обошли город Иерихон. Теперь встает вопрос о том, каков возраст, а также каково соотношение между двумя традициями — взаимосвязь cam окружностей и семи стен.

Идея о том, что Иерихон окружен семью стенами, имеет, по-видимому, иудейское происхождение. Лишь в иудейских Иерихонских лабиринтах город Иерихон последовательно изображается как таковой, окруженный круглыми стенами, — что вполне обычно для городских укреплений. Изображение города выполнено с такой высокой точностью и старанием, что лабиринт сам по себе отходит на второй план. И несмотря на то, что самый ранний из иудейских примеров относится к XIII веку, идея, лежащая в его основе, несомненно, значительно старше. Абрахам Йаари полагает, что данная иудейская традиция уходит корнями к одному утраченному мидрашу, письменному религиозному толкованию аллегорического характера. Косвенные ссылки на некий иудейский источник содержатся и в великолепном описании из «Книги о пещере сокровищ», сирийской хроники, за сегодняшнее состояние которой мы должны благодарить ее переписчиков VI века. Если верить названию, авторство этого труда принадлежит сирийскому отцу Церкви Ефрему Сирину (306—373 н. э.,). В этой хронике, анонимный автор (или переписчик) которой — сириец, живший в Месопотамии, — широко пользовался дохристианскими древнееврейскими источниками, описывается период продолжительностью в пять с половиной тысяч лет от Сотворения мира до Вознесения Христа. В разделе, где описывается четвертое тысячелетие, приводятся такие данные об основании города Иерихона:

«И на шестьдесят седьмом году Исаака был построен Иерихон семью царями: царем хеттеев, и царем аморреев, и царем гергесеев, и царем иевусеев, и царем хананеев, и царем евеев, и царем ферезеев. И каждый из них возвел вокруг города одну стену. Но прежде сын Мицраима, царя египтян, построил город Иерихон».

Даже этот самый ранний из известных рассказов не является первоисточником, он опирается на некий другой документ, о чем свидетельствует тот факт, что в одном и том же абзаце представлены противоречивые сведения, относящиеся к основанию города. Нам также известно, что Иерихон никогда не окружали семь стен. Откуда в таком случае возникли подобные представления?

Определенный намек на то, каким образом протекал мыслительный процесс, лежащий в основе данных понятий, содержится в трех значительно более поздних иудейских путеводителях. В одном из них говорится: «Тем, кто хотел войти (в город), следовало обойти вокруг него семь раз, ибо он окружен семью круговыми стенами». Следовательно, идеи о том, что город следует обойти семь раз, все еще воспринимаются весьма живо. Причинно-следственные отношения, однако, в данном случае нужно понимать совершенно наоборот. Дело не в том, что город окружали стены и поэтому приходилось несколько раз обходить вокруг, чтобы войти внутрь. Семь стен вокруг Иерихона никогда не существовали, однако идея о том, что город следует обходить вокруг, появляется в Книге Иисуса Навина еще в середине VII века до н. э. Просто сам ритуал, по которому следовало «обойти вокруг» города, в определенный момент утратил смысл и его перестали понимать, поэтому в качестве его объяснения и возникло представление о стенах. Во времена античности считалось, что подобный ритуал обладает магическим действием и защищает город подобно стене. Вместе с тем, как мы имели возможность убедиться, этот же самый ритуал оказывал и прямо противоположное воздействие — использовался для нейтрализации или даже обращения во вред положительного действия, как, видимо, произошло и в случае с завоеванием Иерихона. К стенам никто не прикасался, город просто обходили кругом. Стены рухнули не от громких криков нападавших, но из-за того, что вокруг города семь раз обошли в полной тишине. Подобные воззрения представляются для вышеприведенного отрывка весьма существенными. Поскольку Иерихон никогда не окружали семь стен, отрывки из «Книги о пещере сокровищ», а также несколько лабиринтов, выдержанных в той же традиции (город на них изображен за семью стенами), следует понимать в том смысле, что Иерихон несколько раз обошли вокруг во время легендарного завоевания. В данном контексте следует обратить внимание на два аспекта: во-первых, стены, представленные на всех иллюстрациях, не что иное, как материальное выражение легендарного факта «окружения» города, и, во-вторых, первоначальные деструктивные намерения данного действия (вредоносного и активного) трансформировались таким образом, что стенам, изображенным на рисунке, стало приписываться защитное и ограждающее значение для города, который они окружают (положительно направленное и пассивное).

От окружности к лабиринту

Если верны предположения относительно того, что семь стен, окружающих город Иерихон, являются воплощением библейских семи кругов, возникает дополнительный вопрос: каким образом стены приобрели форму лабиринта? Когда и где это произошло? Каково значение лабиринтообразной формы дорожек, проложенных между стенами? Был ли лабиринт задуман как таковой, или же это просто совокупность неких концентрических окружностей и дорожек?

Фундаментальные вопросы подобного рода оправданны, поскольку иудейские лабиринты-«Иерихоны» — а именно они представляют для нас теперь главный интерес — не имеют как таковых подписей, но всегда состоят из семи концентрических окружностей. Тогда как стены всегда прорисованы и украшены особо тщательно и о них упоминается в сопровождающих надписях. В отличие от критских лабиринтов, дорожка между стенами, ее схема и расположение не имеют значения. Важно лишь то, что лабиринт состоит из семи стен, то есть из шести окружностей. Дорожки проложены двумя разными способами, что предполагает определенную произвольность толкования, как в случае на миниатюре из Библии Фархи, надпись на которой гласит: «Вот городские врата, они ведут к центру». Вполне возможно, что была бы принята и любая другая схема при обязательном условии сохранения семи концентрических окружностей. В любом случае решающее значение принадлежало не самому лабиринту, а стенам. Форма же лабиринта придавалась им, очевидно, с той целью, чтобы усилить их защитную мощь и оградительную функцию.

Теперь давайте более пристально рассмотрим процесс, лежащий в основе подобного развития. Перед нами, вероятно, взаимное наложение двух концепций: иудейские представления о том, что Иерихон был окружен семь раз (стенами), и представления языческой античности о лабиринте — месте проведения «троянской игры». В обоих случаях имеются важные общие элементы: семь окружностей, связь с городом и его стенами, защитная функция и предположительный магический эффект. Нерушимые стены Трои не смогли защитить город от вторжения греков, так же как и Иерихонские стены не защитили город от израильтян. Возможно, завоевание Иерихона основывается на неком утраченном эпосе, который по своей важности для еврейского народа сопоставим с циклом троянских преданий для греков.

Благодаря существованию таких параллелей для иудеев стало возможно усмотреть в языческом эквиваленте содержание Иерихонской традиции. Привнесенная извне идея лабиринта воспринималась не сама по себе, а лишь в качестве инструмента. Интерес представляет в первую очередь его функция по усилению защитных свойств городских стен. Данный аспект обладал настолько большой важностью, что именно благодаря ему посчитали возможным поместить лабиринт внутрь семи Иерихонских стен, и от семи окружностей критской модели лабиринта осталось только шесть. Если правда, что лабиринт был воспринят благодаря его защитной функции, это значит, что процесс слияния произошел довольно рано, возможно в I веке н. э., после разрушения Иерусалима (70 г. н. э.), когда иудейская культура испытала особенно сильное языческое влияние. Данный terminus ante quem поддерживается возникновением христианской интерпретации лабиринта, признаки чего уже проявились в церковном лабиринте в Орлеанвиле (324г).

Если в самом деле в иудаизме имела значение только защитная идея лабиринта, такое ограниченное понимание концепции представляется весьма значимым и в других аспектах. Трудно представить, что, к примеру, надежда на искупление, которая является темой многих изображений лабиринта, могла играть важную роль в так называемых религиях закона — иудаизме и исламе, в которых лабиринт существует лишь в качестве «цитаты» греко-римских или индийских представлений.

Христианские лабиринты-«Иерихоны»

Возможно, христианские лабиринты такого типа — по причинам, указанным выше, — развивались позднее и независимо от иудейских лабиринтов. В них представлены не стены Иерихона, а сам город. В данном случае связь между городом и лабиринтом нельзя возвести к библейской истории о семикратном окружении города, она основывается на самом названии города. «Иерихон» означает «лунный город». Процитированные выше средневековые авторы часто упоминают о вечной изменчивости фазы луны. Эта изменчивость — сконцентрированное выражение преходящей, мимолетной и непостоянной природы мира в целом.

Иерихон, лунный город, является таким же архетипом греховного мира, нуждающегося в спасении, как и сам лабиринт. И таким образом, приход Христа в Иерихон (см. рис. Армянская книга песнопений, лабиринт «Иерихон») означает Его прибытие в мир греха. «Когда Христос пришел в мир, грешники — такие как мытари из Иерихона — получили первую возможность для спасения». Скорее всего, именно ожиданием спасения можно объяснить, почему в этом лабиринте проявилась необычная черта — отверстие в верхней части, то есть на востоке, в направлении Христа, Пасхи, восхода солнца. Возможно, традиция отождествления луны и христианской Церкви, восходящая ко времени св. Августина и подробно описанная Гуго Ранером, имеет существенное значение для данного контекста.

Обращает на себя внимание тот факт, что все христианские лабиринты-«Иерихоны» относятся к критскому, языческому типу. Нет ничего удивительного в том, что данная схема лабиринта встречается в образцах, создаваемых на Востоке, поскольку лабиринт не подвергся там христианизации. Почему, однако, на Западе Иерихон ассоциируется с данной, ранней схемой? Почему после XII века такие лабиринты больше не создавались? Какое событие оказало в данном случае влияние? Какие выводы можно сделать относительно важности христианских Иерихонских лабиринтов?

Вероятно, на смену старой пришла новая форма, которая лучше подходила для выражения необходимого смысла. Лабиринты-«Иерихоны» римско-католического Запада воплотили в себе мир греха, нуждающийся в искуплении. Это значение, однако, было сформулировано с большей ясностью в лабиринтах шартрского типа, состоящих из одиннадцати окружностей, в которых надежда на искупление представлена в виде креста, наложенного на лабиринт. И поэтому любопытный пример из Амьена следует рассматривать как связующее звено в этом переходном процессе от старой (лабиринт-«Иерихон») к новой (шартрский тип) модели.

Почему в Греко-православном и византийском мире встречается древняя критская прямоугольная форма? Откуда она пришла и почему ее существование ограничено областью влияния Восточной церкви? Иерихонский лабиринт из Вены Вольфганг Грапе называет «одним из самых заметных не-византийских мотивов», а Гельмут Бушхаузен считает его примером «очень древней восточной иконографии». В отношении византийских лабиринтов-«Иерихонов» подобное восточное влияние представляется весьма маловероятным. Иудейские примеры и по форме, и по содержанию настолько фундаментально отличаются от лабиринтов в традиции Греческой церкви, что они скорее всего, развивались независимо друг от друга. В свете консервативных позиций Византии вполне вероятно, что критские прямоугольные лабиринты-«Иерихоны», возникшие там, были скопированы с поздних христианизированных изображений таких древних образцов, как изображения на пилосской табличке и кносских монетах.

Лабиринт Иерихон

Иисус Навин, стоящий у стен Иерихона

Страничная миниатюра из сирийской грамматики, приписываемой бар Эбрею*. Манускрипт был переписан Селибой, сыном дьякона Иосифа Себринского, в 1853—1885 гг., во времена патриарха Игнатия (Илии Мосульского). Кодекс состоит из ста девятнадцати бумажных листов; размеры 21,5x16 см. На последней странице книги (л. 118) помещен довольно неумелый рисунок горизонтального формата. Художник прямолинейно следовал букве описания: Иисус Навин, изображенный верхом на лошади, указывает на отрубленные им головы врагов (Иисус Навин. 12). Вокруг его головы идет надпись: «Иисус сын Навин, который должен бороться с великанами». Справа изображены семь концентрических прямоугольников. Центр этой фигуры представляет собой полихромный прямоугольник с расчерченными в нем дорожками. Очевидно, эта деталь миниатюры представляет собой неудачную попытку изобразить лабиринт-«Иерихон», так как надпись в центре гласит: «Вот Иерихон, который пришел воевать Иисус Навин. Внутри города сидят великаны [или герои]». Манчестер, библиотека университета. Джона Райлендса, Syriac MS 16, fol. 118r Источники: Leroy. Notes sur trois manuscrits... P. 162-164; Leroy. Les Manuscrits syriaques... Vol. I. P. 425; Vol. II, 111. 158,1.

Источник: Германн Керн, "Лабиринты мира"


Опубликовал: terapevt 23.05.14Комментарии(0)
Категория:Лабиринты

Поделись с друзьями!

Комментарии

Добавить комментарий

  • Имя Фамилия:
  • E-Mail:
  • Заголовок:
  • Текст (255 символов):


Therapy.by - психология, телесно ориентированная психотерапия, гештальт терапия



Rasstanovki.by - системные расстановки по методу Берта Хеллингера. Семейные, структурные, организационные расстановки.

Диалоги:

з

здравствуйте,а массажор для ступней в виде ролика с зубчиками подойдёт для самомассажа
Ответ: Скорее всего подойдет. Надо смотреть индивидуально. Но массаж руками тоже будет хорош.
Денис >>

сущность

доброго времени суток.подскажите пожалуйста ,что за сущность в виде полупрозрачного темного дыма (размером примерно с 100х50 см),перемещал...
никита >>

Работа с рамками

Первый раз увидел как работают рамками на стройке, искали кабель. В качестве рамок использовали согнутый электрод. Можно провести дома э...
Александр >>

О бесах.

Правильный взгляд на вещи.Но!Грех делаю не я,он живет и действует во плоти (см.Библию).А после покаяния и очищения на его место сиремятся 7 ...
Похнатюк Елена >>

когда я проснулась..

Я долго искала ответ на вопрос.. Я проснулась от шума, это соседи сверху ругались между собой. Через какое-то время я снова уснула. Начала ...
Нонна >>