Телесная терапия

Практическая биолокация и энергоинформационная медицина.

Обучение биолокации: рамки, маятник, сенсор. Минск, 21-22 января 2017
Узнать подробности

Малькольм Браун. Организмическая психотерапия.

Малькольм Браун. Организмическая психотерапия.

Организмическая психотерапия была придумана и разработана американским психологом Малкольмом Брауном, который вместе с супругой Кэтрин Эннис управлял Институтом Организмической психотерапии в Атланте. Эта телесно-ориентированная терапия принимает в качестве теоретической модели идеи немецкого психоневролога Курта Гольдштейна (1939, 1940, 1954, 1959), из-за которых она и получила свои рамки.

Работы Брауна (1973, 1979, 1990) описывают различные теоретические воздействия. Традиции Райха, гуманистическая психология, гештальт-терапия, и мысли романиста Герберта Лоуренса объединяются амбициозной попыткой синтеза в книге Брауна (1990) “Исцеление прикосновением. Введение в Организмическую психотерапию”.

Авторская концепция энергии существенно отличается от концепции Вильгельма Райха. В ней очевидно прослеживается влияние постулатов Курта Гольдштейна, согласно которому организм имеет постоянное количество доступной энергии, равномерно распределенной между его частями. Он стремится вернуться к этому распределению, когда стимул изменяет свой уровень напряженности. Таким образом, цель организма состоит не столько в получении и высвобождении количества энергии, как в известной формуле Райха “напряженность – заряд – разряд - релаксация” (Reich, 1942, 1945), а в напряжении до оптимального уровня и распределении энергии равномерно по всей системе (выравнивание).

Еще одно различие между организмическими подходами Брауна и Райха заключается в происхождении и функции мышечного панциря. Браун утверждает, что он не развивается в качестве оборонительной базы для борьбы с половым инстинктом, но может быть прослежен в момент совместного подавления ложно-Я (на психическом уровне) и (на организменном уровне) по так называемой закрытой корково-спинномозговой схеме (Brown, 1990) первичных эмоциональных потребностей, которые заключаются в установлении тесных и значимых отношений с опекуном. В терминологии автора, термин закрытой корково-спинномозговой схемы включает в себя познавательную деятельность, изолированную от организмического целого, которое тормозит свободный поток вегето энергии системы и затрудняет понимание основных эмоциональных потребностей, что приводит к образованию (и сохранению) характер-мышечного панциря.

По словам Брауна, характер-мышечный панцирь выражает сумму оборонительных стратегий, принятых человеком в процессе развития, с целью облегчить беспокойство и психический дискомфорт, который возникает, когда основные потребности, относящиеся к привязанности, не выполняются. Таким образом, происхождение его начала следует искать в перипетии объектных отношений, а не в оборонительной парадигме, сторонником которой был Райх.

Создание характер-мышечного панциря, которое Браун делил на три этапа, создает раскол между организмом и умственно мозговой системой, что может привести к психопатологии и, в то же время, действовать как оборонительный барьер в межличностных отношениях. В конечном счете, характер-мышечный панцирь представляет собой общую оборонительную стратегию организма. Процесс бронирования и полученные характерные модели хронического мышечного напряжения могут возникать при отказе от  первичных отношений привязанности. Эта неудача приводит к потере способности организма к саморегуляции; каждая его часть функционирует как автономная единица, изолированная от других, более высокой от нижней, передней части тела от спины. Дисгармония тела, таким образом, отражает общую дисгармонию собственного “Я”.

В клинической практике можно наблюдать многочисленные примеры подобного отключения между мозгом и телом. Самым ярким примером может служить противоречие между словесными и невербальными сообщениями пациента, порой, выраженный в стереотипной улыбке четко оборонительный смысл, который сохраняется даже тогда, когда болезненные или травматические предметы возникают во время сеанса. В других случаях, наблюдается отсутствие эмоционального резонанса, и это находит свое отражение в состоянии апатии или скуке со стороны терапевта. Об этом часто упоминается в литературе по лечению психосоматических больных (Taylor, Bagby, Parker, 1997).

Браун принимает многомерную концепцию “Я”, вводя четыре психодинамических полярности, будучи вдохновленным трудами Лоуренса (1923, 1968). Эти полярности тесно связаны с физическим опытом. Они определяются, используя терминологию, заимствованную из европейской экзистенциалистской психологии, как Онтологические Центры Бытия: Агапе-Эрос и Хара, расположенные в передней половине тела (верхней и нижней части тела, соответственно) и Логотипы, а также фаллический духовный воин (ориг. Phallic-Spiritual Warrior), расположенные в задней половине корпуса (верхняя и нижняя часть тела, соответственно). Четыре центра обладают, в равной мере, как мета-психологическим аспектом, как регуляторы энергетического динамика организма, так и психологическим аспектом, в качестве активаторов смысла, архетипических образов и моделей субъектного взаимодействия мира.

Введение четырех центров Бытия делает попытку закрепления структурных основ личности в воплощенном физическом измерении; с точки зрения Брауна, если изолироваться от организмической совокупности, психическая деятельность допускает особенности компульсивной системы разум-мозг, совпадающей с определением закрытых корково-спинномозговых схем. Это бесплотный разум-мозг выражает психическую деятельность в результате организмической фрагментации, которая тормозит свободный поток энергии системы, препятствуя осведомленности о первичных эмоциональных потребностях личности.

Одним из самых значительных вкладов организмической психотерапии считается введение двух разных стилей неэротического физического контакта между врачом и пациентом: воспитательного прикосновения и каталитического прикосновения (Brown, 1990). Первый стиль описывает телесный контакт стационарного и непрерывного типа, направленный на побуждение пациента испытать ситуацию, в которой неудовлетворенные первичные потребности уже  удовлетворены. При этом вызывается состояние мышечного расслабления,  стимулирования осознание тела и всего, что связано с эмоциональными переживаниями. Каталитический контакт, который также используется школах нео-Райха и в биоэнергетике Лоуэна (в 1958 г.), заключается в более структурированной работе тела, в том числе давлении на определенные хронически напряженные мышцы группы, и завершается в распаде характер-мышечного панциря с помощью нейро-вегетативных возбуждений, что стимулирует эмоциональную реакцию.

Питательный контакт - это наиболее часто используемый инструмент в организмической психотерапии по сравнению с другими объемно ориентированными терминами; если он применяется грамотно, соблюдая этические и деонтологические принципы (см Смит, Clance, Аймс, 1998), это может создать то, что Винникотт (1975) определяет как “безопасная  окружающая среда”, то есть условия, которые могут сдерживать эмоции пациента. Параллели с активной техникой Ференци (1930, 1953) очевидны, и (на теоретическом уровне) его можно сравнить с теорией привязанности школы Джона Боулби.

В статье, опубликованной в Журнале Гуманистической Психологии (1979), Браун подчеркивает, что принципы регулирования использования направленного неэротического прикосновения без физического контакта основаны на удовлетворении потребностей, в отличии от процедур, преимущественно основанных на неудовлетворенных потребностях, как в классическом психоанализе. В той же статье, Браун обсуждает иерархическую теорию потребностей Маслоу (1954), утверждая, что эффективность телесно-ориентированных методов психотерапии, направленных на постепенное расставание с психологическими расстройствами и панцирем, предполагает приятную потребность в безопасности и любви, расположенных, соответственно, на второй и третьей ступени иерархической структуры потребностей. По Маслоу, опыт удовлетворения имеет принципиальное значение; освобождение организма от господства потребностей, принадлежащих к определенной фазе развития, позволяет проследить путь личностного роста, ведущего к самореализации, на заключительном этапе в полной индивидуальной реализации.

В начальной фазе лечения, телесный контакт ориентирован на создание терапевтических отношений, в которых пациент добивается подходящего ритма межличностного общения и воспринимает терапевта в качестве надежного тыла (Боулби, 1988; Холмс, 2001). Терапевт сосредотачивается на защите пациента, выраженной на психическом, а также физическом уровне, вмешиваясь в структуру мышечного напряжения, характерного для его структуры личности. Браун считает, что работа с телом также касается общего опыта пациента, получаемого здесь и сейчас, во время сессии. Точнее, это не относится конкретно к нападению на защиту пациента в антагонистической концепции терапевтических отношений (Шафер, 1983), которое могло бы спровоцировать психотический срыв, но стимулирует постепенное осознание пациентом своих характерных моделей хронического мышечного напряжения. Браун отмечает важность мягкого “вызова” системы защиты пациента, который не будет провоцировать реакцию настороженности. В работе с телом, организмически-ориентированный терапевт всегда должен помнить, что уважение за готовность пациента к проявлению себя (самораскрытию) имеет важное значение.

Происходящее увеличение физической чувствительности пациента связано с приобретением навыков регулирования; во время терапии это достигается за счет сосредоточения внимания пациента на тех частях тела, которые являются менее чувствительными к хроническому мышечному напряжению, и использования познавательной способности эмоций.

Браун обращает внимание на пределы номотетического подхода в клинической психологии, а также действии и полезности диагностических категорий (в частности, в отношении телесно-ориентированных методов психотерапии Райха) вместе с неадекватностью всех предварительно установленных методов в работе с субъективностью пациента. По словам Брауна, соблюдение жестких руководящих принципов, хотя иногда они и необходимы на начальных этапах лечения для того, чтобы организовать неоднородное количество вербальной и невербальной информации в сессии, сводит к минимуму важность отношений, и в финале анализ находит свое обоснование в оборонительных потребностях терапевта. Методы и процедуры не могут быть независимыми от событий переноса и контрпереноса, так как терапевтический процесс базируется именно на этих субъективных измерениях.

Использование терапевтом слишком резких попыток убрать оборону пациента может привести к чрезвычайно разрушительным результатам. Поэтому терапевт обязан уважать и понимать функции защитных механизмов и характер-мышечного панциря в психической организации пациента.

Организмическая психотерапия не предусматривает стандартизированную серию упражнений, и ограничивает себя описанием нескольких существенных клиентоориентированных методов, созданных по образцу опыта, возникающего во время сессии. Тем не менее, Браун отмечает, что организмическую работу психотерапевта не следует рассматривать в качестве произвольного упражнения, основанного на простой импровизации и препятствии любому оптимистическому подходу относительно продолжительности лечения. Распад характер-мышечного панциря требует долгого и сложного труда в области анализа и интерпретации сопротивлений и их соматического эквивалента, хронических мышечных сокращений. Чтобы достичь этого, терапевт должен обладать достаточно обширными знаниями и клиническим опытом (который он, впрочем, должен быть готов изменить при встрече с каждой новой личностью), а также готовностью поделиться опытом жизни клиента и предложить ему постоянную поддержку.

В понимании Брауна, самоактуализация является процессом многомерных разработок, направленных на освоение опыта новых эмоциональных и поведенческих отношений; пациент выходит из своего рода “наркоза” и застоя, вновь открывая для себя способность чувствовать радость и боль.

Человек открывается для нового понимания, что позволяет изменить стереотипные модели поведения или неблагополучные модели отношений, основанные на защитных механизмах, принятых в прошлом, и проявившихся на физическом уровне. В итоге, пациент получает возможность жить полной жизнью в настоящем, реалистично планировать свое будущее, и сохранить полную осведомленность о своем прошлом.

Автор: Антон Ясыр
для сайта Telo.by


Опубликовал: bodyterapevt 29.06.15Комментарии(0)

Поделись с друзьями!

Комментарии

Добавить комментарий

  • Имя Фамилия:
  • E-Mail:
  • Заголовок:
  • Текст (255 символов):


Therapy.by - психология, телесно ориентированная психотерапия, гештальт терапия



Rasstanovki.by - системные расстановки по методу Берта Хеллингера. Семейные, структурные, организационные расстановки.

Диалоги:

з

здравствуйте,а массажор для ступней в виде ролика с зубчиками подойдёт для самомассажа
Ответ: Скорее всего подойдет. Надо смотреть индивидуально. Но массаж руками тоже будет хорош.
Денис >>

сущность

доброго времени суток.подскажите пожалуйста ,что за сущность в виде полупрозрачного темного дыма (размером примерно с 100х50 см),перемещал...
никита >>

Работа с рамками

Первый раз увидел как работают рамками на стройке, искали кабель. В качестве рамок использовали согнутый электрод. Можно провести дома э...
Александр >>

О бесах.

Правильный взгляд на вещи.Но!Грех делаю не я,он живет и действует во плоти (см.Библию).А после покаяния и очищения на его место сиремятся 7 ...
Похнатюк Елена >>

когда я проснулась..

Я долго искала ответ на вопрос.. Я проснулась от шума, это соседи сверху ругались между собой. Через какое-то время я снова уснула. Начала ...
Нонна >>